1. Главная
  2. Личные истории
  3. Хочется, чтобы жизнь не была пустой
Личные истории

Хочется, чтобы жизнь не была пустой

— Здравствуйте, Михаил,

— Добрый вечер,

— Поделись, пожалуйста, своим опытом выздоровления. Давай начнем с того, сколько у тебя чистого времени?

-Выздоравливать начал я, нет, чистое время я считаю с 1-го января 2009 года

-А почему не…? В чем заминка?

— Соответственно 7 лет, 10 месяцев и 27 дней, здесь, в мобильном приложении, – счетчик, так на память я плохо запоминаю, я не слежу в последнее время за своим чистым временем, знаю, что 7 с чем-то…это я бросил курить.

— А, а наркотики ты раньше бросил?

— Наркотики перестал употреблять немного раньше. Когда…просто я не помню, когда в последний раз я употреблял наркотики, в какой-то из дней. Ну, это было просто в колонии происходило, и не было «системы». Поэтому я какое-то время, ну, там, в течение года, наверное, находился без «системы», и бывали случаи употребления наркотиков. Вот. А потом, когда бросил курить, начал… ну, надо было откуда-то начинать считать чистое время, вот оттуда и начал его считать.

— Угу. А ты узнал об Анонимных Наркоманах — когда?

— Когда? Ну, фактически, когда знание меня нашло, что есть сообщество Анонимные Наркоманы это вот именно в тюрьме, это вот 2008 год. Осень 2008 года. Один человек рассказал, о том, что есть сообщество, что люди живут, не употребляя наркотики, что я могу также.

-А что это был за человек? Он там сидел или он пришел туда?

-Он сидел там, у него… на нескольких месяцев чистого времени он попал в тюрьму. Вот. Отбыл какой-то срок, небольшой, и освободился, оставив меня дальше в этой колонии жить и выздоравливать.

— То есть он отсидел уже будучи чистым, не употребляя наркотики, и он там не стал употреблять, он отсидел и вышел, и продолжил, да?

— Да, он отсидел и выздоравливает до сих пор. Не знаю, как у него со срывом, мне кажется, у него были какие-то срывы. Но это уже касается, наверное, его, да? Тем не менее, он сейчас держится программы, как может.

— А, дальше, ну вот ты услышал — какая у тебя была реакция? Наверное, у тебя были уже как бы проблемы, раз ты в колонии находился. Как ты «дошел до жизни такой»? И какое впечатление эти слова на тебя произвели, какие чувства, какие мысли у тебя были в связи с этим?

— Мысль была: «Ну, наконец-то есть выход из этой ситуации!»

— То есть ты ему поверил?

— Да, я ему поверил. Ну, я смотрел на него, он мне казался сумасшедшим. То есть мало того, что он говорил, что есть люди, которые не употребляют и живут нормально – этому я верил. А другие вещи, которые какие-то он мне рассказывал — я смотрел на него и думал: «Ну, свихнувшийся человек». Как-то так. Но тем не менее, именно информацию об Анонимных Наркоманах он мне донес так, что …что я до сих пор там. Вот. А дошел я до этой жизни…Не знаю, как я дошел. С наркотиками я дошел до этой жизни. Сел один раз, сел второй раз, ну вот как… Первый раз думал: «Ну, случайно поймали», дело-то не во мне, дело в том, что — ну я не знаю — власти меня, не знаю, обидели, не дали жить так, как я хочу. Какой-то негодяй, у него денег много, он должен был со мной поделиться почему-то, да. Еще что-нибудь. Не понимал, что жить и… жить и нарушать закон систематически не получится все время на воле. Все равно будут такие моменты, когда уткнешься в закон, и тебя закроют. И вот из раза в раз у меня так получалось. Да… Когда уже сидел третий раз, отбывал срок, и тогда уже пришло понимание, что все не случайно. Не случайно я здесь оказался, я уже стал смиряться с тем, что я уже отсижу полжизни. Я смотрел на людей, которые выходили на 2 месяца и закрывались опять, выходили – опять садились. И до меня начало доходить, что моя жизнь, возможно, будет такая же, если я что-то не поменяю в этой жизни. А что поменять и как – я не знал. Вот. Причем, колония была такая, в которой можно было достать, употреблять наркотики, мне мама привозила передачки, и я успешно их нес к барыге и успешно торчал, то есть обманывал своих — ну, ближнее окружение, с кем я жил. В общем, все так –традиционно-наркоманская возня. Подковерная. А потом… Потом случился кризис, я в полном безумии попал к «операм», да, меня там изолировали. Колония меня изолировала от общества, а «опера» меня изолировали от колонии. И я потерял надежду, ну, я не знаю, я был… мне было страшно, я не знал, откуда мне ждать поддержки, помощи, я не знал, откуда это получить, я очень боялся, что будет дальше. Не знаю. Я начал молиться тогда, да, молиться, ну, мне было больше не к кому обратиться. Ну, а потом, через какое-то время, появился этот человек, который рассказал мне о программе

— Выглядит как ответ на твои молитвы.

— Ну да, выглядит очень вот так. А потом еще в дополнении к этому в колонию стали приезжать ребята из Анонимных Наркоманов, проводить там собрания, то есть первое собрание, которое я посетил, было в колонии, и вот как раз, когда я освободился, в тот же период запретили приезжать этим ребятам в колонию, и для меня выстроилась эта цепочка – моя высшая сила посадила того человека на десять месяцев для того, чтобы он мне рассказал, потом ребят привела, чтобы они там мне немножко подсказали, что можно прийти на собрание Анонимных Наркоманах на воле. Я думал, что надо бы послужить в БУ комитете после отсидки, ну как, мне же этот комитет многое дал, я же должен как-то отдавать, ну вот, я пришел на собрание в БУ комитет, много народу, сидят, я не понял, о чем они говорят. Я очень испугался, короче. У меня один знакомый там сидел, из АН тоже, парой слов с ним перекинулся и ушел. И не возвращался в БУ комитет в течение, наверное, трех или четырех лет. То есть я отбросил эту идею – служить в БУ комитете. Ну, я не знаю. Мне страшно было. Я не знал этих людей. Я когда освободился, я вообще много чего боялся. Я был оторванный от мира какое-то время. Пока я сидел, появились гипермаркеты. Для меня это было… вообще шоком. Я когда в первый раз попал в этот магазин, столько много вещей, и все можно потрогать, а глаза привыкли к черно-серым тонам, было очень интересно открывать мир. Но и страшно тоже опять же взаимодействовать с людьми. Я не знал, как говорить, как-то так… так я дошел до такой жизни.

— Ты освободился, начал ходить на собрания?

— Освободился, начал ходить на собрания

— Ты бросил употреблять уже в колонии там…

— Да, в колонии я бросил употреблять, я прекратил употреблять, я боялся употреблять просто в колонии, потому что последствия… ну, несмотря на то, что я боялся, нет-нет, пробовал там спиртное, там, какие –то другие легкие наркотики, с тяжелыми наркотиками я вообще рядом не стоял, потому что очень боялся… Ну, из-за страха, что могут быть последствия, которых не хотелось бы. А потом мне рассказали о программе, я попросил — мне привезли литературу, ну, независимые родственники, Базовый Текст и Руководство по работе по шагам, я первым делом прочитал Базовый Текст, мне очень хорошо все это на душу легло –то, что написано, да, начал сам работать по шагам, спонсора у меня не было, потому что не было доверия ни к кому, — ну, где взять спонсора в колонии. Ну там начал как-то писать сам шаги, и вот в первом шаге было, вопрос какой-то там: «Чем вы можете подтвердить свое выздоровление?» Я подумал, подумал, дай-ка я брошу курить, если с этими принципами, которые я узнал, новыми, отнесусь к сигаретам как к наркотикам. Ну, попробую один день, второй день, там, ну каждый день, — и получилось, как ни странно. То есть если с наркотиками какое –то время не употреблял их, я не знал, что будет, когда я освобожусь — реально экспериментального опыта бросания наркотиков по программе у меня не было, я решил произвести эксперимент как раз с сигаретами. Ну, с этого момента я начал считать чистое время, как бросил курить.

-Как складывалась твоя жизнь уже на свободе? В сообществе? Как ты влился в сообщество, знакомился с людьми, может быть служил где-то? Расскажи про этот путь, который многие из нас проходили, проходят. Как ты начал работать по шагам — или продолжил?

— Влился в сообщество – ну, как…Пришел на первое собрание, пришел на второе собрание, у нас городок небольшой, собрания проходили не часто – я уже не помню, один или два раза в неделю это были собрания.

— В Гатчине?

— Да. И как-то так получилось, что, ну, ребята смотрят – вроде начал ходить, да, говорят: «Послушай, не хочешь ты повести группу у нас, нам нужен ведущий. Ведущим будешь?» И как-то отказаться-то стремно, вроде ребята нормальные, плохого не посоветуют, да, хочется верить, говорят, полезно будет. Ну…что… страшно, конечно, начал вести как-то группу. Каждый раз вот приходил, читал эту преамбулу, пытался говорить громче, потому что меня задавленный вот этот голос был, было тяжело общаться с людьми, я очень боялся высказываться, но мне помогло, что группа у нас маленькая была, в конце концов все друг друга знали, я так привык к этим людям, которые туда приходили да. Как-то мог говорить. Начинал вести группу, вел группу, вел группу, я не помню, сколько я провел, может быть года полтора, может два …Расписание тоже менялось – то один день в неделю, то два дня в неделю. Бывало, приходишь на группу – никого нет. Посидишь, почитаешь литературу какую-нибудь. Вот. И что… от сообщества сам я никуда …В Петербург не ездил. Приходили ребята к нам на группу, новички, приходили, которые периодически ездили в Питер. И вот они меня вытаскивали по разным другим группам, по юбилеям, по семинарам всяческим. Там начал, естественно знакомиться с людьми с другими из сообщества. Ну, соответственно очень много народу из сообщества узнал, когда начал служить в БУ комитете. А служить в БУ комитете начал случайно. Позвал меня как-то один человек из другого сообщества: «У нас мероприятие будет, поехали!» -говорит, — «Со мной. В больницу. В «Кащенко». Ну, приехали мы в эту больницу, а оказалось, что там проходит группа их сообщества. Ну, я никогда не был на их собраниях, посидел, посмотрел, послушал, что к чему, возвращаемся обратно, он говорит: «Слушай, замечательное место для групп. Берите один день в месяц и проводите собрания». Ну, у меня сразу включилось в голове, что, если есть предложение, если есть запрос, надо как-то его выполнять. Пришлось взять себя в руки, собрать волю в кулак и поехать на БУ комитет, потому что сам я не знал, как этим заниматься, я поехал за опытом, вот. Ну на комитете выслушали, сказали: да, надо, надо заниматься, если взял на себя служение. А служение – нести сообщество в больницы — подразумевает собой, что надо 2 раза в месяц появляться на комитете. Ну хотя бы один раз в месяц. Я периодически приезжаю на комитет, перезнакомился со всеми ребятами, — ну, не со всеми, со многими. Как–то я понял, что бояться их нечего. В конце концов, стал понимать, что происходит там, на этом комитете, и в последнее время я чувствую себя там вполне свободно, комфортно, как дома.

— Что тебе все это дает? Ну, сообщество в целом? Вот это вот несение вести в больницы, не знаю, служение, шаги, ну вот лично тебе?

— Не знаю, наверное, может быть хочется, чтобы жизнь не была пустой, была для чего-то, не хочется жить просто так, — я не знаю, как это выразить. Если нету высшей силы, если нету Бога, то для чего вообще все происходящее нужно? То есть я не знаю, я Бога не видел, не встречал… и я могу в своей жизни только косвенные подтверждения Его существования найти, А можно это и «распедалить» как какое-то совпадение, стечение обстоятельств, а если нету продолжения всего этого, то …Я стараюсь просто исходить из того, что Бог есть. Стараюсь свою жизнь строить так, как если бы Он был. Потому что, если по-другому, то бессмысленно, и можно идти торчать дальше. А если мне моя высшая сила говорит: «Вот тебе место – иди, служи», ну как я могу отказаться от этого? Одно вытекает из другого. Я вроде никому ничего не должен, но я понимаю про себя, что если не возьмусь, не стану делать какие-то вещи, для меня это будет потеря смысла жизни. Вот так вот, наверное. Не знаю, путано, наверное, объясняю…

— Ну, мне понятно. Вполне.

— Ну вот, что мне это дает – смысл.

— Спасибо. Я думаю, что мы как бы обо всем поговорили. Может, ты лично от себя что-то хочешь добавить?

— Хочу добавить. Ну, был такой момент, когда собирались истории для буклета, для белого буклета АН — личные истории, в тот момент я хотел что-то написать, сидел, день за днем пыжился, у меня работа была, ну, такая, на которой я мог сидеть и заниматься тем, чем я хочу. И я вот очень долго так писал, переписывал, заставлял себя что-то писать, но я понял, что писать я ничего не могу, а так хотелось оставить что-нибудь о себе. А тут вот стечение обстоятельств – писать мне ничего не надо, опять моя высшая сила привела ко мне человека, который меня спросил и все ответы на вопросы я дал. Поэтому опять благодарность высшей силе, сообществу за то, что я здесь. Сейчас. Вот как-то, наверное, все…

— Спасибо!

Рубрики

Другие статьи

Меню