1. Главная
  2. Личные истории
  3. Всё намного проще
Личные истории

Всё намного проще

Меня зовут Сергей и я зависимый

Мне 40 лет, я родился на Урале, в Пермском крае, семья моя была полная, отец употреблял алкоголь в больших количествах, мама занималась карьерой — работа, учеба — но только не воспитание меня; всё воспитание мама возложила на бабушку, дедушку; с малых лет я получал очень много внимания от бабушки и дедушки; в определенный момент мне стало не хватать этого внимания, и я, соответственно, пошёл искать любовь, внимание на улице.

На улице я встретил точно таких же детей с проблемами отсутствия внимания со стороны родителей. Мы занимались различными нехорошими делами — воровали, хотя мне не очень нужно было; в принципе я был в обеспеченной семье, всё было — покушать, одеться — но эти моменты, они немножко больше меня «вставляли», чем любовь бабушки и дедушки. Анализируя свою жизнь, я пытался вспомнить маму и папу, и маму я вообще не вспомнил лет до четырех — до пяти, а папу я помню, какой он был коварный тиран — постоянно какие-то там скандалы, драки, пьянки, то есть я постоянно жил в каком-то страхе, и только выходя на улицу, я получал там какую-то «раскумарку», уходил от реальности, рано начал курить, потом пошли спиртные напитки, более серьёзные преступления, которые создавали немало проблем и мне, и моим родителям, но они как-то благополучно все решались, и до определенного момента я не находился в местах лишения свободы, меня постоянно спасали то родители, то адвокаты, то милиция; я уходил от ответственности. После лёгких сразу пошли тяжёлые; моя юность, подростковый период, был среди лиц, которые периодически отбывали наказание в местах лишения свободы. Эта тюремная романтика, которая тогда была модной, меня заманила, всё было круто у людей, я был с ними рядом и, соответственно, у меня тоже всё было хорошо. Так продолжалось около 5 лет. 90-е годы, бойни различные, они привели в тому, что с кем я общался — кого убили, кого посадили, я остался один, мне было очень плохо, очень тяжело, я начал еще жёстче употреблять наркотики. Тогда моё безумие было самым диким — грабежи, очень много грязи, я получил первый срок. Там я проупотреблял весь срок, вышел больной, соответственно, опять у меня все эти моменты безумия начались, заново кражи, грабежи, наркотики, тюрьма, и опять-опять-опять…

О том, как я попал в сообщество АН

Я не мог жить с наркотиками и без них. Я не знал никаких путей; мне хотелось завязать с наркотиками и жить по-человечески без них, но я не знал, как… В последний день я загнал в себя очень много наркотиков, и ту боль, которая была в душе, было не поправить. Наркотики больше не «вставляли». Я принял решение и лёг в лечебное учреждение. Туда приходила девочка и рассказывала о сообществе. Почему-то я ей поверил…

В лечебном учреждении и позже, в АН, я увидел выздоравливающих, которых я похоронил; думал, либо в тюрьме, либо в земле. Я обалдел: последние «торчелыги», а такие бодрые, накаченные, у них все чётко — девчонки, мальчишки, спорт-не спорт. Мне захотелось быть с ними в теме, я понимал, что мне очень много лет, и торчать я устал, и смысл употреблять, когда тебя не вставляет? Я говорил: «Скажите, что мне нужно делать для того, чтобы оставаться чистым?» Они мне предложили писать шаги, караоке, спорт, обливание — тогда я вообще не понимал, как мне это всё может дать чистоту. Там такой был человек хороший, он сказал: «Серый, пиши, как будто всё понимаешь, это всё тебя догонит». Я с головой ушел в программу, а ещё рисунки рисовал, цветочки, солнышки, мне 36 лет — что я делаю? Фигня какая-то полная; пробило на стихи: четверостишья начал, всё это все сыграло потом большую роль в работе по шагам. На двух месяцах чистого времени захотелось домой, меня бодала болезнь; там есть группа определенная, с утра, все высказываются, поздравляют с юбилеем, у меня 2 месяца, по-моему, тогда было, все высказываются, поздравляют: «Классный, оставайся»! — «Пошли вы в жопу», — думаю, — «проблемы есть нерешенные», меня ничего не тревожило. Высказывалась девочка… а я собирался на юг съездить, и она мне сказала: «Серый, ты куда бежишь-то? Ты поедешь сейчас торчать». — «Да нет, не поеду». — «Просто», — говорит, — «Ты же сюда приехал, сделай до конца начатое дело, если ты хочешь оставаться чистым, отбудь здесь 5 месяцев, а там юга будут, все дела…» Слава Богу, я эту девчонку услышал, переборол это всё и благодаря наркоманам успешно прошёл реабилитацию, вышел в социум. Началось состояние эйфории, «торкало» меня всё — группа, девчонки, кальян, чай, клубы-не клубы, это всё с анонимными, да, было, я в реабилитации познакомился с девчонкой, которая переезжала в Питер. Она переехала и спустя месяц мне позвонила и предложила: «Может, ты поедешь в Питер жить?» Я себе быстренько сказал: «А почему бы и нет?» Я всю жизнь мечтал приехать в Питер поторчать 😊, и приехал, слава Богу, выздоравливать.

Что мне дают шаги. Я их еще в лечебном центре писал, но больше для того, чтобы меня похвалили. И однажды мне сказали: «Ты это не для нас делаешь, это тебе нужно в первую очередь». И я понял в тот момент что мне нужна какая-то внутренняя работа, у меня её не было, были какие-то всплески, да, и потихоньку-помаленьку я начал раскачиваться. Шаги-не шаги, обращения за помощью…

На самом деле мне Бог помог это понять. Помню, мне дали поездку на 2 дня домой, и мне Бог дал такую ситуацию. Я решил проверить программу, как она работает, я пошел к активным наркоманам, с кем я раньше кололся, и они мне говорили: «Серый, мы не можем «поставиться», «поставь» нас. И я увидел себя со стороны, и мне жутко не хотелось возвращаться вот туда, обратно. Благодаря вам, благодаря программе, благодаря группе я свалил оттуда, я пришел на группу, я сказал, что я совершил вот такой поступок, честно, хотя мне не очень хотелось об этом говорить, то есть я опять как-то влился, и вот так тихонечко-тихонечко я сюда приехал.

Очень трудно мне обращаться за помощью, у меня же с гордыней всё нормально, на одной ноге, я всё знаю, у меня очень много предубеждений, у меня очень много оценок к людям, то есть тот лох, тот не такой, тот не так одевается, не так как я хочу, — то есть очень трудно это было делать. Благодаря вам у меня произошла какая-то переоценка всего в голове. Вот и я тихонечко-тихонечко начал обращаться за помощью. Поварюсь, покопошусь, сдаюсь — всё, я не могу, но мы можем. Я звоню: «Алло, привет, у меня вот такая проблема», получаю какую-то рекомендацию, делаю её, и у меня всё срастается. Таким образом я препоручаю свою волю свою жизнь Богу, как я Его понимаю. У меня своё видение Бога, видение Высшей Силы, есть концепция определенная. Это у каждого своё — вот что меня, наверное, и привлекло в АН — у меня есть выбор, я хочу делать, могу делать — могу не делать, то есть меня никто и ничто здесь не заставляет. Хочу чувствовать себя прекрасно — работаю над этим, хочу побыть в этом дерьме, а мне свойственно это, — я нахожусь в нём день-два-три-месяц, устаю, начинаю работать по шагам, моё состояние выравнивается, я знаю на се6годняшний день, что мне это нужно.

Я очень счастлив, мои чувства не передать словами. Блин, это круто на самом деле. Бог мне дал вот такую крутую жизнь. Я очень часто бываю в плохом настроении, проживаю эти чувства — мне неприятно, я наркоман, я постоянно чем-то недоволен. Вот у меня вроде всё хорошо в жизни. А тачки у меня не хватает или чего там, чтобы было ещё круче. Я постоянно в дерьме стараюсь ковыряться, постоянно пытаюсь из мухи раздуть какого-то слона. А на самом деле всё намного проще. Блин, ну круто, что на сегодняшний день вы у меня есть. Я не знаю, я вижу независимых людей, которые там в своём дерьме копошатся, и им не с кем побеседовать А у меня есть, мне Бог дал такой шанс, дал вас, чтобы я приходил, как бы с вами делился, обращался вам за помощью, вы крутые ребята.

Могу рассказать про служение. Я служил на группе «Кирпичи». Что мне дает служение? Оно мне дает как бы любовь, любовь к вам. Я учусь любить в эти моменты; когда я служу людям, я сконцентрирован не на себе, не на своём эго. Мне было тяжело в присутствии каких-то девчонок помыть пол. Буду честен. Опять же с какими-то стереотипами связано тюремными-не тюремными — я наркоман, я очень эгоистичная личность; кому-то что-то отдавать я не привык. Всегда привык получать, и на сегодняшний день у меня это тоже часто проявляется. Мне хочется от людей получить, и мне сегодня очень важно служить вам, вот. И ещё у меня есть такая ценность. Я тут недавно это отследил. Это дружба. У меня немного друзей, у меня очень много знакомых, но у меня немного друзей, и этой дружбой я дорожу. В определенный момент у меня был конфликт с одним человеком, моим другом. Ну какой конфликт, я на него обиделся из-за какой-то фигни и хотел послать его, как раньше делал. Я ехал на группу, я знал, что его увижу, я его хотел послать, унизить, уничтожить, я молился (молитву частенько повторяю), и вдруг в определенный момент у меня пробуждение какое-то произошло. А зачем мне рушить? Я могу попробовать сохранить эту дружбу. Я просто скажу честно о своих чувствах, что мне не понравилось. Ну и препоручить это всё. Я сделал это всё и сохранил эту дружбу. А если бы я поступил по-старому — ничего бы не было, и то же самое было бы с другим человеком, и с третьим, и с пятым, и с двадцатым… Очень много ценностей, много чего я приобретаю, я учусь жить. Периодически я болею. Периодически я выздоравливаю. Я принимаю эту жизнь — не всегда, но принимаю. Да, я наркоман, очень часто я завидую людям, которые могут себе позволить, допустим, прийти на группу и мешать кому-то. А я, например, завидую, что я не могу так поступить, как они, и меня это рвёт. Я думаю, вот эти Двенадцать Шагов меня всё-таки приведут душевному покою, о котором говорится в нашем молитве. На самом деле, у меня много чего есть, что я приобрёл. Я не говорю про материальные какие-то вещи, я сейчас особо на них не зацикливаюсь, это, опять же, благодаря шагам, благодаря вам, они тоже имеют место быть. Это тоже важно в моей жизни. Я чувствую себя плохо, когда нет денег. Для меня деньги — это наркотики, у меня очень много примеров из жизни, связанных деньгами; когда у меня денег нет, у меня вообще всё плохо — и отношения, и всё-всё-всё. Когда у меня есть деньги, я всех люблю. Прямо как с наркотиками. Но всё равно, шаги меняют мою жизнь, при написании я вижу всю свою болезнь, и у меня есть выбор — жить «по-новому» либо «по-старому». Ну, всё, наверное.

Сергей

Рубрики

Другие статьи

Меню