1. Главная
  2. Личные истории
  3. Я стал более свободен
Личные истории

Я стал более свободен

Привет, меня зовут Саша, я зависимый. Хочу, в первую очередь, сказать слова благодарности за возможность поделиться и рассказать о своем опыте выздоровления в сообществе Анонимные Наркоманы. Для меня это первый опыт. Несмотря на то, что я в сообществе я давно, я делюсь впервые. Мне страшно и волнительно. Тем не менее, я попробую рассказать. Я начну с детства, не знаю откуда у меня появилась эта зависимость, да и уже и неважно, как она у меня начиналась. Единственное, что я помню, вспоминая школу… я уже тогда был не свободен, а очень сильно зависел от чужого мнения. Я помню такие простые вещи… когда меня поднимала учитель, чтобы рассказать правило. Я знал это правило, я мог рассказать его… страх настолько парализовывал меня внутри, страх того, что могу сказать что-то неправильно, что могу ошибиться. Мне было настолько страшно, что я просто молчал, и мне ставили двойку, а рядом со мной просили человека рассказать это правило, и он говорил всё то, что было у меня в голове. Возникали обиды на учителя и непонимание, почему я не мог сказать этого. Страх — одна из составляющих моей болезни: у меня всё основано на страхе, мне очень сложно двигаться из-за него. Именно этот страх, страх оценки, и привел меня, наверное, к употреблению. Страх подойти к девушке, пригласить её на танец, страх что-то не так сделать. Я начинал додумывать. Из-за простой вещи — просто пригласить её потанцевать — я мог додумать в своей голове до драки. Это всё сильно мне мешало, и я нашел выход в употреблении — это моментально убирало всю эту скованность, стеснительность и этот страх. Когда употреблял, начинал двигаться свободно, начинал заводить разговоры. Появлялись друзья, я был всегда в центре внимания, и мне это очень понравилось. Ещё в школе я любил и умел драться, чтобы своей силой показать своё превосходство, быть в центре и привлечь внимание. Я стал попадать в милицию; заметил, что друзья стали отдаляться, зато стали появляться такие же. Сначала моё употребление было редким, после появлялось частое желание, ну а потом я делал это почти каждый день для того, чтобы оставаться в теме с ребятами. Потом меня посадили, и это была первая моя физическая несвобода. Я сидел и анализировал, думал: «Боже, за что я сел? Из-за употребления, ведь если бы я не употреблял я бы не пошел туда, и мне бы не нужно было делать то-то». Перед освобождением у меня появлялись схемы что я не буду употреблять, чтобы это не привело меня обратно в тюрьму. Но первым делом, когда я освобождался, я шел и употреблял, потом снова по-новому. Меня снова сажали. Это был замкнутый круг. Опять немного кайфа — побыл в центре внимания — потом снова одиночество, стал никому не нужен, денег нет — и снова надо идти совершать преступления. И опять я садился в тюрьму, и в последний раз мне уже настолько надоело, я не хотел больше туда; не то чтобы я боялся, просто не хотел. Не хотел просто возвращаться в это заведение… опять же, схему разработал, всё теперь точно… Я отсидел более длительный срок, я долго не употреблял, перестал курить и прямо в тюрьме начал налаживать свое здоровье. Вышел и начал поддерживать это. Я поддерживал это как мог, на зубах. Я не знал тогда ни о каком сообществе Анонимных Наркоманов. У нас и не было его в городе. Пытался тянуть это сам, но произошла такая ситуация, очень болезненная для меня. С которой я жил очень длительное время. Когда я сидел, узнал, что моя жена мне изменила и я не знаю, не мог об этом говорить, так как стыдно об этом говорить и с кем-то поделиться. И вот эту боль я всё время держал в себе на протяжении многих лет. Я попытался простить, но все чувства к ней словно рухнули. Освобождаясь, я рассказывал сказки, что нам надо завести детей, возможно, дети нас объединят, и всё будет нормально. Мы рожали детей. Но через некоторое время эта самая боль начала вылезать. Болит, и сказать я никому не могу. Мне казалось, если скажу, меня засмеют. И как только боль возвращалась, я не мог справиться шел употреблял. Возможно, это моя оговорка, но тогда я находил выход в этом. После последнего освобождения я начал употреблять как никогда очень много и всё что попадется. Мне стала безразлична жена, мои дети. В мгновение я потерял всё — работу, на которую устроился, потерял детей, жену, я помню этот момент. Момент отчаяния, когда проснулся дома у мамы. Дома пусто, мама ушла из дома, потому что понимает, что скоро проснусь и начну требовать денег. Мне становилось страшно от того, что я натворил в жизни и сколько причинил вреда. И мне впервые пришла в голову мысль уйти из этой жизни. Это не те, «понты» для того чтобы достать денег. А решение. Съел таблеток и ещё вскрыл вены. Я не хотел жить так, с пустотой и болью внутри. Потерял сознание, прошло какое-то время, я очнулся. Один, вокруг кровь, и я понимаю, что живой. Заплакал от того, что не смог даже умереть. Это было моё отчаяние, мое дно. Именно в тот момент, не знаю почему, я вспомнил ребят со своего города, с которыми я употреблял, но они уже не употребляли на тот момент. Ходили на какую-то группу и говорили мне про какие-то вещи, которые мне были тогда не нужны. После этого, на следующий день я обратился к ребятам с Сообщества Анонимных Наркоманов с нашего города за помощью. Понимая, что больше не могу доказывать и контролировать. Именно в тот момент, когда я признал это бессилие, что не могу больше так жить, я получил свободу от дикого сопротивления доказать. Ребята помогли, рассказали свой путь и что есть то место, где можно получить поддержку — это собрания АН в городе Волковыске. Я впервые стал делать что говорили мне люди. Я попал в лечебное учреждение, там мне было непросто. Ведь я Саша с понятиями и со своим взглядом на жизнь. Прошел лечение. Я очень хотел оставаться чистым. Пока я был в лечебном учреждении, к нам пришли ребята с сообщества Анонимных Наркоманов, рассказывали и делились, как у них получается не употреблять, парень с отряда, с которым мы сидели. Я был удивлен и подумал, что это чудеса. Как человек изменился. И я поверил, что вот что-то есть и есть Бог, который присматривает. Мне стало через некоторое время намного проще. Я втихаря, чтобы никто не видел, обращался к Богу (как я Его понимаю). Все мои просьбы были о том, чтобы Бог помог мне не употреблять, после того как я выйду с центра. Я вышел с центра, но внутри всё равно оставалась пустота. Пришел на собрание АН; там меня поддержали мои ребята. Удивительные вещи на собрании — четыре человека, и со всеми мы употребляли, но тем не менее мы сидим, не употребляем и говорим совершенно о других вещах. Так я возвращался на собрание, рассказывая о своих каких-то проблемах. Я слышал от ребят, что они пишут шаги. И опять мне захотелось, как и раньше, быть в теме, я решил, что мне тоже надо срочно начать писать, как и им. Казаться кем-то, как они, выздоравливающие. Это было нечестно и не искренне, не для себя. Я много недоговаривал, врал. Год я ходил по собраниям, год изображал из себя выздоравливающего, но в жизни ничего не делал. Постепенно, а потом и вовсе, я отошел от собраний и подумал, что мне это больше не нужно и могу справляться сам. Очень быстро оказался в изоляции. В итоге всё привело меня к тому, что я употребил. Этот срыв меня сразу привел в КПЗ, и опять всё те же чувства. Боль, отчаяние. Опять всё по кругу, и все мои нечестные попытки ни к чему не привели. На меня завели уголовное дело, и в этой камере я искренне стал просить Бога (как я Его понимаю). Я просил мне помочь выбраться, а я, свою очередь, буду выздоравливать. Меня отпустили через три дня под подписку. Я вспоминал свой договор с Богом и говорил себе: что бы ни произошло, я не пойду употреблять. Я снова ходил на собрания Анонимных Наркоманов, говорил честно и стал пробовать жить честно. Я честно признал, что у меня не получилось вернуть контроль употребления. Я начал всё делать, что говорили: ходил на собрания, писал, обращался за помощью, молился. Первое чудо — это то, что на меня закрыли уголовное дело. Я отнес этот случай впервые не в свои заслуги, а в заслуги Чего-то, более сильного, чем я. Была сильная благодарность и появилась вера. Письменная работа по шагам приносила много знаний о моей природе заболевания. Принимал себя, что я зависим, и это давало мне свободу. Мне не нужно было больше скрывать и быть нечестным. Я стал более свободен. Постепенно стали уходить страхи, что обо мне подумают. На сегодня у меня 1 год и 4 месяца чистоты; я полюбил сообщество Анонимных Наркоманов и теперь не хочу изобретать чего-то своего. Это всё, что хотел сказать.

САША. БЕЛОРУССИЯ г. ВОЛКОВЫСК

Рубрики

Другие статьи

Меню